XVII arcanum

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

XVII arcanum


вторник, 28 января 2014 г.
Я потрясена! Айеи 00:50:14
В продолжение к предыдущему посту.
Я в таком шоке!
Я посмотрела эту лекцию, и там есть запись меланхолии, которой я страдала ещё пару недель назад! ГОДА ЧЕТЫРЕ, я была поражена вот этим вот!
Я в шоке!!!
Как это могла быть я!!?

http://vk.com/video­#/video18414565_1677­16828
воскресенье, 26 января 2014 г.
х.х.х Айеи 15:52:07
Я всю свою подростковую жизнь проходила, как чумная, меня настолько тревожили внутренние проблемы, что я совсем не обращала внимания на материальное проявление своего мира. А сейчас, когда я очнулась, мне прямо-таки аж как-то страшно стало. Я наблюдаю кадры из американских фильмов про людей, которые не живут, а существуют. Меня хватает оцепенение: - "И это я так жила?" Просто, всё настолько запущено, настолько забыто. Вспоминаю эксперимент из фильма "Вода" про банки с рисом, и сравниваю своё окружение с третьей - с той, которую игнорировали, что и привело к самому худшему, да и просто ужасающему результату. Так вроде жила я нормально, даже хорошо, моментами - лучше некуда... Но это всё было как-то не по-настоящему, почему я сейчас и в шоке, ибо это похоже на сумасшествие - считать себя здоровым, когда ты глубоко болен. Вот мой физический мир был таким же. Он и сейчас такой же, только, наконец-то, оживший. Всё живое вокруг меня, всё, что существует для меня, должно быть наполнено моей душой, а у меня всё было лишено души, какой ужас... Каким ужасом было лишать всё это своего внимания столькие годы.
И мне так страшно, отчасти, за других людей... Ну как они живут? Почему они не замечают столько важного?.. Почему это же касается и меня?
Ещё пару недель назад я чувствовала себя такой уставшей от прозрений, озарений, т.п. А сейчас, понимаю, что какой там устала! Мне ещё трезветь и трезветь!
Так вот, столько всего оказалось... да просто напросто оказалось, что в жизни есть СТОЛЬКО ВСЕГО, что я пока нахожусь в растерянности, ибо понятия не имею, с чего мне начать...
четверг, 23 января 2014 г.
...из записи за 11.01.2014 Айеи 22:43:57
...Насчёт взгляда на ценность своей жизни, да и жизни других людей.
Ведь я знаю, что жизнь конкретно кого-то - ну это действительно ничто... Ничто тело этого существа, ничто его поступки, ничто его мысли. Я не из тех, для кого люди деляться на паразитов, засоряющих эту землю, и кого-то особенных, кто ведёт эту землю к процветанию. Даже тогда, когда кто-то дал своей цивилизации сделать шаг вперёд на пути к развитию, он не станет лучше африканского ребёнка, рождённог в семье дикарей, и от того, что этот самый ребёнок, когда-нибудь пойдёт убивать дикарей из других племён, он не станет хуже того, с кого началось это предложение. Лучше/хуже - это чисто субъективная оценка. Реальность такова - все равны. От чего бы это ни зависело. И ровным счётом, насколько все равны, настолько же все одинаково бесполезны и обречены на эту равнодушною, бесчувственную бессмысленность... Это бытиё просто не имеет граней, каким его представляют, ограниченным Раем и Адом, оно не имеет пределов, оно бесконечно, оно лишено самоцели, оно просто появилось, оно просто существует, и оно просто ИСЧЕЗНЕТ, ПРОСТО... И поэтому, жизнь всех людей, абсолютно всех, какими бы люди не казались особенными по отдельности, они все бесполезны, они все существуют невесть зачем, от того, что кто-то умрёт - ничего никогда не измениться, как и ровно от того, что кто-то когда-то родиться. Пройдёт сто лет, тысяча, миллион. Пройдёт время. И всё это испарится в никуда, откуда оно и пришло. Можно считать, что этого никогда и не было. Я приравниваю это к тому, как будто нас вообще не существует...
комментировать 24 комментария | Прoкoммeнтировaть
"Счастливый принц", О. Уайльд Айеи 22:41:52
*от меня: я вообще очень люблю сказки Уайльда, они ничего общего не имеют с Портретом Дориана Грея, по которому большинство творчество Уайльда и судит. Я так уже почти все сказки знаю... хоть "Великан-эгоист" и зацепил меня больше всех, эта сказка мне просто так, очень понравилась*



Примечения: 1888 г.
На высокой колонне, над городом, стояла статуя Счастливого Принца. Принц был покрыт сверху до низу листочками чистого золота. Вместо глаз у него были сапфиры, и крупный алый рубин сиял на рукоятке его шпаги.

Все восхищались Принцем.

Подробнее…- Он прекрасен, как флюгер-петух! - молвил некий городской советник, жаждавший прослыть за тонкого ценителя искусств. - Но, конечно, флюгер полезнее! - прибавил он тотчас же, опасаясь, что его уличат в непрактичности; а уж в этом он не был повинен.

- Постарайся быть похожим на Счастливого Принца! - убеждала нежная мать своего мальчугана, который все плакал , чтобы ему дали луну. - Счастливый Принц никогда не капризничает !

- Я рад , что на свете нашелся хоть единый счастливец! - бормотал гонимый судьбой горемыка, взирая на эту прекрасную статую.

- Ах, он совсем как ангел! - восхищались приютские девочки, толпою выходя из собора в ярко-пунцовых пелеринках и чистых белоснежных передниках.

- Откуда вы это знаете? - возразил учитель математики. - Ведь ангелов вы никогда не видали.

- О, мы часто их видим во сне! - отозвались приютские девочки, и учитель математики нахмурился и сурово взглянул на них: ему не нравилось, что дети видят сны.

Как-то ночью пролетала тем городом Ласточка. Ее подруги, вот уже седьмая неделя, как улетели в Египет, а она задержалась тут, потому что была влюблена в гибкую красавицу-тростинку. Еще ранней весною она увидала ее, гоняясь за желтым большим мотыльком, да так и застыла, внезапно прельщенная стройностью ее девичьего стана.

- Хочешь, я полюблю тебя? - спросила Ласточка с первого слова, так как любила во всем прямоту; и тростинка поклонилась ей в ответ.

Тогда Ласточка стала кружиться над нею, изредка касаясь воды и, оставляя за собой серебряные струи. Так она выражала любовь. И так продолжалось все лето.

- Что за нелепая связь! - щебетали остальные ласточки. - Ведь у тростинки ни гроша за душою и целая куча родственников.

Действительно, вся эта речка густо заросла камышом. Потом наступила осень, и ласточки все улетали.

Когда все они улетели, Ласточка почувствовала себя сиротою, и эта привязанность к тростинке показалась ей очень тягостна.

- Боже мой, ведь она как немая, ни слова не добьешься от нее, - говорила с упреком Ласточка: - и я боюсь, что она кокетка: флиртует со всяким ветерком.

И правда, чуть только ветер, тростинка так и гнется, так и кланяется.

- Пускай она домоседка, но ведь я-то люблю путешествовать, и моей жене не мешало бы тоже любить путешествия.

- Ну что же, полетишь ты со мною? - наконец спросила она, но тростинка только головой покачала; она так была привязана к дому!

- Ах, ты играла моею любовью! - крикнула Ласточка. - Прощай же, я лечу к пирамидам! - И она улетела. Целый день летела она и к ночи прибыла в городе.

- Где бы мне здесь остановиться? - задумалась Ласточка. - Надеюсь, город уже приготовился достойно встретить меня?

Тут она увидела статую за высокой колонной.

- Вот и отлично. Я здесь и устроюсь: прекрасное местоположение и много свежего воздуху.

И она приютилась у ног Счастливого Принца:

- У меня золотая спальня! - разнеженно сказала она, озираясь. И она уже расположилась ко сну и спрятала головку под крыло, как вдруг на нее упала какая-то тяжелая капля.

- Как странно! - удивилась она. - На небе ни единого облачка. Звезды такие чистые, ясные, - откуда же взяться дождю? Этот северный климат Европы ужасен. Моя тростинка любила дождь, но она ведь такая эгоистка.

Тут упала другая капля.

- Какая же польза от статуи, если она даже от дождя неспособна укрыть. Поищу-ка себе пристанища где-нибудь у трубы на крыше. - И Ласточка решила улетать.

Но не расправила она еще крыльев, как упала и третья капля.

Ласточка посмотрела вверх, и что же увидела она!

Глаза Счастливого Принца были наполнены слезами. Слезы катились по его золоченым щекам. И так прекрасно было его лицо в сиянии лунных лучей, что Ласточка преисполнилась жалостью.

- Кто ты такой? - спросила она.

- Я Счастливый Принц.

- Но зачем же ты плачешь? Ты меня промочил насквозь.

- Когда я был жив и у меня было живое человеческое сердце, я не знал, что такое слезы, - ответила статуя. - Я жил во дворце San-Souci, куда скорби вход воспрещен. Днем я в саду забавлялся с товарищами, а вечером я танцевал в главной зале. Сад был окружен высокой стеною, и я ни разу не догадался спросить, что же происходит за ней. Вокруг меня все было так роскошно! «Счастливый Принц» - величали меня приближенные, и вправду я был счастливый, если только в наслажденьях счастье. Так я жил, так и умер. И вот теперь, когда я уже не живой, меня поставили здесь, наверху, так высоко, что мне видны все скорби и вся нищета, какая только есть в моей столице. И хотя сердце теперь у меня оловянное, я не могу удержаться от слез.

«А, так ты не весь золотой!» - подумала Ласточка, но, конечно, не вслух, потому что была достаточно вежлива.

- Там, далеко, в переулке, я вижу убогий дом, - продолжала статуя тихим мелодическим голосом. - Одно окошко открыто, и мне видна женщина, сидящая возле стола. Лицо у нее изможденное, руки огрубевшие и красные, они сплошь исколоты иголкой, потому что она швея. Она вышивает цветы страстоцветы на шелковом платье прекраснейшей из фрейлин королевы, для ближайшего придворного бала. А в постельке, поближе к углу, ее больное дитя. Ее мальчик лежит в лихорадке и просит, чтобы ему дали апельсинов. У матери же нет ничего, только речная вода. И вот этот мальчик плачет. Ласточка, Ласточка, крошка-Ласточка! Не снесешь ли ты ей рубин из моей шпаги? Ноги мои прикованы к моему пьедесталу, и я не в силах сдвинуться с места,

- Меня ждут, не дождутся в Египте, - ответила Ласточка. - Мои подруги кружатся над Нилом и беседуют с пышными лотосами. Скоро они полетят на ночлег в усыпальницу великого царя. Там почивает он сам, фараон, в своем роскошном гробу. Он закутан в желтые ткани и набальзамирован благовонными травами. Шея у него обвита бледно-зеленой нефритовой цепью, а руки его, как осенние листья.

- Ласточка, Ласточка, крошка-Ласточка! Останься здесь на одну только ночь и будь моею посланницей. Мальчику так хочется пить, а мать его так печальна.

- Не очень-то мне по сердцу мальчики. Прошлым летом, когда я жила над ракою, дети мельника, злые мальчишки, швыряли в меня каменьями. Конечно, где им попасть! Мы, ласточки, слишком увертливы. К тому же мой род знаменит быстротой, но все же в этом швырянии камней, по-моему, мало почтительности.

Однако Счастливый Принц был так опечален, что Ласточка пожалела его.

- Здесь очень холодно, - сказала она: - но ничего, эту ночь я останусь с тобою и буду у тебя на посылках.

- Благодарю тебя, крошка-Ласточка, - молвил Счастливый Принц.

И вот Ласточка выклевала крупный рубин из шпаги Счастливого Принца и полетела с этим рубином над городскими крышами. Она пролетала над колокольней собора, где беломраморные изваяния ангелов. Она пролетала над королевским дворцом и слышала звуки танцев. На балкон вышла красивая девушка, и с нею ее возлюбленный.

- Какое чудо эти звезды, - сказал ей возлюбленный - и какое чудо власть любви.

- Надеюсь, мое платье поспеет к придворному балу, - ответила она ему. - Я велела на нем вышить страстоцветы, но швеи ведь так ленивы.

Она пролетала над ракою и видала огни на корабельных мачтах. Она пролетала над Гетто и видела старых евреев, заключающих между собою сделки и взвешивающих монеты на медных весах. И, наконец, она прилетала к убогому дому и посмотрела туда. Мальчик метался в жару, а мать его крепко заснула, - она так была утомлена. Ласточка пробралась в каморку и положила рубин на стол, рядом с наперстком швеи. Потом она стала беззвучно кружиться над мальчиком, навевая на его лицо прохладу.

- Как мне стало прохладно! - сказал ребенок. - Значит, я скоро поправлюсь. - И он впал в приятную дремоту.

А Ласточка возвратилась к Счастливому Принцу и рассказала ему обо всем.

- И странно, - прибавила она: - хотя на дворе и стужа, мне теперь нисколько не холодно.

- Это потому, что ты сделала доброе дело, - объяснил ей Счастливый Принц.

И Ласточка задумалась над этим, но тотчас же задремала. Стоило ей задуматься, и она впадала в дремоту.

На рассвете она полетела на речку купаться.

- Странное, необъяснимое явление! - сказал профессор орнитологии, проходивший в ту пору по мосту. - Ласточка - среди зимы!

И он напечатал об этом в одной из местных газет пространное письмо в редакцию. Все цитировали это письмо: оно было наполнено словами, которых ни один не понимал.

«Сегодня же ночью - в Египет!» - подумала Ласточка, и сразу ей стало весело.

Она осмотрела весь город, каждый общественный памятник и долго сидела на шпиле соборной колокольни. Куда бы она ни явилась, воробьи принимались чирикать: «что за чужак! что за чужак!» - и звали ее знатной иностранкой, что было для нее чрезвычайно лестно.

Когда же взошла луна, Ласточка вернулась к Счастливому принцу.

- Нет ли у тебя поручений в Египет? - громко спросила она. - Я сию минуту улетаю.

- Ласточка, Ласточка, крошка-Ласточка! - молвил Счастливый Принц. - Останься на одну только ночь.

- Меня ожидают в Египте, - ответила Ласточка. - Завтра подруги мои полетят на вторые пороги Нила. Там гиппопотамы лежать в тростниках, и на великом гранитном престоле восседает там бог Мемнон. Всю ночь он глядит на звезды, а когда засияет денница, он приветствует ее радостным кликом. В полдень желтые львы сходят к реке на водопой. Глаза у них - зеленые бериллы, а рев их громче, чем рев водопада.

- Ласточка, Ласточка, крошка-Ласточка! - молвил Счастливый Принц. - Там, далеко, за городом я вижу в мансарде юношу. Он склонился над столом, над бумагами. Перед ним завядшие фиалки. Его губы алы, как гранаты, его черные волосы вьются, а глаза его больше и мечтательные. Он торопится закончить свою пьесу для директора театра, но он слишком озяб, огонь догорел у него в очаге, и от голода он лишается чувств.

- Хорошо, я останусь с тобой до утра! - сказала Ласточка Принцу. У нее, в сущности, было доброе сердце. - Где же у тебя другой рубин?

- Нет у меня больше рубинов, увы! - молвил Счастливый Принц. - Мои глаза - это все, что осталось. Они сделаны из редкостных сапфиров и тысячу лет назад были привезены из Индии. Выклюй один из них и отнеси к тому человеку. Он продаст его ювелиру и купит себе пищи и дров, и закончить свою пьесу.

- Милый Принц, я этого не сделаю! - И Ласточка стала плакать.

- Ласточка, Ласточка, крошка-Ласточка! Исполни волю мою!

И выклевала Ласточка у Счастливого Принца глаз и полетела к жилищу поэта. Ей было нетрудно проникнуть туда, ибо крыша была дырявая. Юноша сидел, закрыв лицо руками, и не слыхал трепетания крыльев. Только потом он заметил сапфир в пучке увядших фиалок.

- Однако меня начинают ценить! - радостно крикнул он. - Это от какого-нибудь знатного поклонника. Теперь-то я могу окончить мою пьесу! - И счастье было на лице у него.

А утром Ласточка отправилась в гавань. Она села на мачту большого корабля и стала оттуда смотреть, как матросы выгружали веревками из трюма какие-то ящики.

- Дружнее! Дружнее! - кричали они, когда ящик поднимался наверх.

- А я улетаю в Египет! - сообщила им Ласточка, но на нее никто не обратил внимания.

Только вечером, когда взошла луна, она возвратилась к Принцу.

- Теперь уже, наверное, прощай! - издали закричала она.

- Ласточка, Ласточка, крошка-Ласточка! - отозвался Счастливый Принц. - Не останешься ли ты до утра?

- Теперь зима, - ответила Ласточка, - и скоро здесь пойдет холодный снег. А в Египте теплое солнце на зелени пальм, и крокодилы вытянулись в тине и лениво глядят по сторонам. Мои подруги вьют уже гнезда в Баальбековом храме, а белые и розовые голуби смотрят на них и воркуют. Милый Принц, я не могу остаться, но я никогда не забуду тебя и, когда наступить весна, я принесу тебе оттуда, из Египта, два драгоценных камня, вместо тех, которые ты отдал. Алее, чем алая роза, будет рубин у тебя и сапфир голубее волны.

- Внизу, на бульваре, - молвил Счастливый Принц, - стоит маленькая девочка со спичками. Она уронила их в канаву, они испортились, и ее отец прибьет ее, если она возвратится без денег. Она плачет. У нее ни башмаков, ни чулок, и голова у нее непокрытая. Выклюй другой мой глаз, отдай его девочке, и отец не тронет ее.

- Я могу остаться с тобою, - ответила Ласточка, - но выклевывать твой глаз не могу. Ведь тогда ты будешь слепой.

- Ласточка, Ласточка, крошка-Ласточка! - молвил Счастливый Принц, - исполни волю мою.

И выклевывала снова у Принца маленькая Ласточка глаз, и подлетала к девочке и уронила ей сокровище в руку.

- Какое красивое стеклышко! - воскликнула маленькая девочка и, смеясь, побежала домой.

Ласточка возвратилась к Принцу.

- Теперь, когда ты слепой, я останусь с тобою навыки.

- Нет, моя милая Ласточка, - ответил несчастный Принц: - ты должна отправиться в Египет.

- Я останусь с тобой навеки, - сказала Ласточка и уснула у ног его.

А с утра целый день просидела она у него на плече и рассказывала ему о том, что видела в далеких краях: о розовых ибисах, которые длинной фалангой стоять вдоль Нильского берега и клювами вылавливают золотую рыбку; о Сфинксе, старом, как мир, живущем в пустыне и знающем все; о купцах, которые медленно шествуют рядом со своими верблюдами, с янтарными метками в руках; о Царе Лунных гор, который черен, как черное дерево, и поклоняется большому куску хрусталя; о великом Зеленом Змее, спящем в пальмовом дереве: нужно двадцать жрецов, чтоб кормить его медовыми пряниками; о пигмеях, что плавают по озеру на плоских широких листьях и вечно сражаются с бабочками.

- Милая Ласточка, - молвил Счастливый Принц, - обо многом удивительном рассказываешь ты. Но самое удивительное в мире это - людские страдания. Нет чуда чудеснее нужды. Облети же, милая, мой город и расскажи мне все, чти ты увидишь там.

И Ласточка полетала над столицей и видела, как в пышных палатах ликуют богатые, а бедные сидят у их порога. В темных закоулках побывала она и видела бледные личики истощенных детей, печально глядящих на черную улицу. Под мостом два маленьких мальчика лежали обнявшись, стараясь согреться.

- Нам хочется есть! - повторяли они.

- Здесь не полагается валяться! - закричал на них сторож. И снова они вышли под дождь.

Ласточка возвратилась к Принцу и поведала все, что видела.

- Я весь позолоченный, - молвил Счастливый Принц. - Сними с меня золото, листок за листком, и раздай его тем, кто нуждается. Люди, покуда живут, думают, что в золоте счастье.

Листок за листком Ласточка снимала со статуи золото, покуда Счастливый Принц не сделался тусклым и блеклым. Листок за листком раздавала она его чистое золото бедным, и детские щеки розовели, и дети начинали смеяться и затевали на улицах игры.

- А у насесть хлеб! - кричали они.

Потом пришел снег, а за снегом пришел и мороз. Как серебряные сделались улицы, сверкающие и блестящие; сосульки, как хрустальные кинжалики, повисли на крышах домов; все закутались в шубы, и мальчики в красных шапочках катались по льду на коньках.

Ласточка, бедная, зябла и мерзла, но Принца не хотела покинуть, так как очень любила его. Она украдкой подбирала у булочной крошки и хлопала крыльями, чтобы согреться. Но наконец она поняла, что настало ей время умирать. Только у нее и хватило силы - в последний раз взобраться Принцу на плечо.

- Прощай, милый Принц! - прошептала она. - Ты позволишь мне поцеловать твою руку?

- Я рад, что ты наконец улетаешь в Египет, - ответил Счастливый Принц. - Ты слишком долго здесь оставалась; но ты должна поцеловать меня в губы, потому что я люблю тебя.

- Не в Египет я улетаю, - ответила Ласточка. - Я улетаю в обитель Смерти. Смерть и Сон не родные ли братья? И она поцеловала Счастливого Принца в уста и упала мертвая к его ногам. И в ту же минуту страшный треск раздался у статуи внутри, словно что-то там разорвалось. Это раскололось оловянное сердце. Воистину был жестокий мороз.

Рано утром внизу на бульваре гулял городской голова, а с ним городские советники. Проходя мимо колонны Принца, голова посмотрел на статую.

- Боже! Какой стал оборвыш этот Счастливый Принц! - воскликнул городской голова.

- Именно, именно оборвыш! - подхватили городские советники, всегда с головой соглашающиеся.

И они приблизились к статуе, чтобы ее осмотреть.

- Рубина уже нет в его шпаге, глаза его выпали, и позолота с него сошла, - продолжал городской голова. - Он хуже любого нищего!

- Именно, хуже нищего! - подтвердили городские советники.

- А у ног его валяется какая-то мертвая птица. Нам следовало бы издать постановление: птицам здесь умирать воспрещается.

И секретарь городского совета тотчас же занес это предложение в книгу.

И свергли статую Счастливого Принца.

- В нем уже нет красоты, а стало быть, нет и пользы! - говорил в университете профессор эстетики.

И расплавили статую в горне, и созвал голова городской совет, и решали, что делать с металлом. - Сделаем новую статую! - предложил городской голова. - И эта новая статуя пускай изображает меня!

- Меня! - сказал каждый советник, и все они стали ссориться. Недавно мне довелось о них слышать: они ссорятся и доныне.

- Удивительно! - сказал главный литейщик. - Это разбитое оловянное сердце не хочет расплавляться в печи. Мы должны его выбросить вон.

И швырнули его в кучу сора, где лежала и мертвая Ласточка.

И повелел Господь ангелу Своему:

- Принеси Мне самое ценное, что ты найдешь в этом городе.

И принес Ему ангел оловянное сердце и мертвую птицу.

- Справедливо ты выбрал, - сказал Господь. - Ибо в Моих райских садах эта малая пташка будет теперь во веки веков, а в Моем золотом чертоге Счастливый Принц будет воздавать Мне хвалу.



Счастливый принц (П. В. Сергеев и Г. Нуждин)


Cчастливый Принц стоял на стройной колонне, возвышаясь над черепичными крышами и острыми шпилями. Его одежда была сшита из тонких листьев самого лучшего золота, глаза ему заменяли два светлых сапфира, а на рукояти его шпаги пылал ярко-красный рубин. Жители города были от него в восторге.

- Он прекрасен, как мой флюгер, - сказал Советник, которому очень хотелось, чтобы все знали про его тонкий художественный вкус.

- Но не так полезен, - поспешно добавил он, опасаясь показаться непрактичным.

- Вот с кого надо брать пример! - говорили молодые мамы своим детям. - Счастливый Принц никогда не плачет.

- Как я рад, что хоть кто-то на этой земле действительно счастлив, - грустно промолвил кто-то в сером плаще, глядя на великолепный памятник из темной подворотни.

- Он совсем, как ангел! - говорили приютские девочки, когда шли домой из храма в своих красненьких курточках и чистых белых передничках.

- Откуда вы знаете? - спросил Учитель Математики. - Вы же никогда не видели ангелов.

- Видели, видели, - защебетали две сестренки, - они приходят к нам во сне.

Учитель Математики сразу нахмурил брови и стал совсем строгим. Ему очень не нравилось, что дети видят сны.

Как-то ночью над городом летел маленький Скворец. Его друзья еще шесть недель назад улетели в далекий Египет, а он остался. Скворец был влюблен в прекрасную Тростинку. Он встретил ее на ранней весной, когда в погоне за желтым мотыльком летел вниз по реке. Его так очаровала ее грациозность, что он остановился поговорить с ней.

- Будьте моей женой. - решительно сказал Скворец. Он привык сразу браться за дело. Тростинка сделала ему низкий поклон. И Скворец стал летать, летать вокруг нее, касаясь реки крыльями, и покрывая воду тонкой серебристой рябью. Так он провел все лето.

- Что за нелепая привязанность, - чирикали другие скворцы. - У нее совсем нет денег, к тому же родственников пруд пруди.

И правда, вся река была запружена тростником.

Когда пришла осень, птицы улетели. Скворец почувствовал себя одиноким, и возлюбленная стала понемногу надоедать ему.

- Она даже не умеет разговаривать, - заметил он. - Наверное она кокетка - она все время флиртует с ветром.

Даже после легкого дуновения Тростинка рассыпалась множеством изящных реверансов.

- Пускай она и домоседка, зато мне нравится путешествовать, значит и жене моей должно нравиться.

- Отправишься со мной? - спросил он наконец. Но Тростинка лишь покачала головой, - она так была привязана к своему дому...

- Ты просто дурачила меня! - вскричал он. - Чтож, прощай! - Меня ждут Фараон и Египетские Пирамиды. Счастливо оставаться!

И Скворец улетел.

Он летел весь день, и только ночью оказался в городе.

«Где же мне переночевать? - подумал Скворец. Надеюсь, Городские Власти уже приготовились к моему прилету.»

Тут он увидел памятник, стоящий на высоченной колонне.

- Вот где я остановлюсь! - воскликнул Скворец. - Прекрасное местечко, и столько свежего воздуха!

И он устроился прямо между туфель Счастливого Принца.

- Сегодня у меня золотая спальня, - самодовольно оглядываясь сказал он. И только он хотел спрятать голову под крыло, как - кап! - откуда-то сверху на него упала капля.

- Вот так история, - встрепенулся Скворец. - На небе ни облачка, все звезды видно, и все равно идет дождь! Не зря говорят, что на Севере Европы отвратительный климат. Только этой дурочке тростинке мог нравиться дождик.

«Кап!» - и еще одна капля упала на него.

- Какой прок во всех этих памятниках, если они даже от воды не могут защитить. Полечу, поищу приличный дымоход.

Не успел он раскрыть крыльев, как опять на него упала капля. Скворец сердито взглянул вверх, и ... Что же он увидел? Глаза Счастливого Принца были полны слез, слезы стекали по золотым щекам и падали вниз. Лицо его было так прекрасно в лунном свете, что маленькому Скворцу стало жаль Принца.

- Кто ты? - спросил он.

- Счастливый Принц.

- Почему же ты плачешь? Я уже весь вымок.

- Когда я жил, и сердце у меня было человеческое, - отвечал памятник, - я не знал что такое слезы. Я жил во Дворце Утех, куда запрещен вход печали. Днем я играл с друзьями в саду, а вечером открывал бал в Главной Зале дворца. Сад был обнесен высокой стеной, но мне и знать не хотелось, что за ней. Ведь вокруг все было так прекрасно... Придворные звали меня Счастливым Принцем. О! Если удовольствия могут принести счастье, как я был счастлив! А потом я умер. И сейчас они поставили меня так высоко, что я вижу всю скорбь и всю нищету моего города. И хоть сердце у меня теперь оловянное, я не могу не плакать.

«Вот как! А я думал он весь из золота», - подумал Скворец. Но он был слишком вежлив, чтобы делать замечания вслух.

- Далеко отсюда, - сказал Принц тихим нежным голосом, - есть тихая улица, а на ней старенький дом. Одно окно в нем открыто, и я вижу женщину, которая сидит за столом. У нее худое измученное лицо, и усталые красные руки, все исколотые штопальной иглой. Она швея, и сейчас она вышивает Цветы Любви на атласном платье прекраснейшей из королевских фрейлин. Ей надо успеть к Придворному Балу. В углу на кроватке лежит ее сын. Он тяжело болен, у него жар, и он просит апельсинов. Но в доме ничего нет, и мама может только напоить его водой из реки, поэтому он все время плачет. Дорогой Скворец, отнеси ей, пожалуйста, рубин из моей шпаги. Мои ноги приросли к этой колонне, и я не могу сойти отсюда.

- Но меня ждут в Египте, - сказал Скворец. Мои друзья уже давно летают над Великим Нилом, над его берегами, богатыми молоком и медом. Там они беседуют с огромными белыми лилиями. Скоро они полетят на ночлег в чертог Великого Тутанхамона. Сам Тутанхамон уже лежит там в своей раскрашенной усыпальнице. На нем желтое льняное одеяние, а вокруг курятся благовония. На шее у него ожерелья из зеленого нефрита, а руки похожи на осенние листья.

- Милый мой Скворец, неужели ты не задержишься на одну ночь, и не сослужишь мне службу? Мальчику так тяжело в горячке, а его мать падает с ног от усталости.

- Вообще-то я не очень люблю мальчишек, - ответил Скворец. - Прошлым летом, когда я жил у реки, два здоровенных парня, дети мельника, все время бросали в меня камнями. Конечно же, они не попали. Мы, скворцы, слишком хорошо для этого летаем. К тому же, мое семейство всегда отличалось быстротой и проворностью. Хоть попасть они и не могли, все же это было явное неуважение с их стороны.

Но Счастливый Принц был так расстроен, что Скворцу стало немного стыдно.

- Ладно, - пробурчал он, - я, так и быть, задержусь на ночь, и сделаю, что ты меня просишь. Хотя все-таки у вас здесь слишком холодно.

- Спасибо тебе, скворчонок, - сказал принц.

Скворец отколол большой рубин со шпаги Принца, и понес его в клюве над городскими крышами. Он пролетел около городского собора с мраморными ангелами, мимо замка, мимо радостных звуков бала и танцев. Прекрасная девушка стояла на балконе со своим возлюбленным.

- Какие здесь удивительные звезды, - сказал он ей. - И как удивительна сила любви.

- Я как раз приказала вышить Цветы Любви на моем новом платье, - ответила она. - Надеюсь, оно будет готово к Придворному Балу. Впрочем, эти швеи так ленивы.

Скворец пролетал над рекой, и видел сигнальные огни на мачтах кораблей. Он пролетал над гетто, и видел как старые евреи торговались друг с другом, звеня медью. Наконец, он нашел тот самый дом, и заглянул внутрь. Бедный мальчик метался на своей кровати, а мама его так устала, что заснула склонившись над неоконченным платьем. Скворец впорхнул внутрь, и положил рубин рядом с наперстком. Потом он нежно облетел кровать мальчика, и взмахами своих крыльев постарался развеять его жар.

- Как хорошо, - прошептал ребенок, - мне уже легче, - и забылся легким сном.

Скворец вернулся к Счастливому Принцу, и рассказал ему, все что сделал.

- Забавно, - добавил он, - почему-то мне сейчас тепло, а вокруг по-прежнему холод.

- Это потому, что ты сделал доброе дело, - сказал Принц.

Маленький Скворец задумался, и заснул. Начав думать, он обычно сразу засыпал.

Когда выглянуло солнце, он полетел к реке и выкупался в ней.

- Какой интересный случай! - сказал Профессор Птичьих Наук, переходя над речкой по мосту. - Скворец зимой!

И он сразу написал про это большую статью в городскую газету. Жители с гордостью показывали друг другу этот номер - там было столько непонятных слов!

- Сегодня ночью я полечу в Египет, - сказал Скворец, и эта мысль его очень обрадовала. Он успел облететь все городские достопримечательности, и даже посидел на шпиле городского собора. Где бы он не появился, воробьи начинали щебетать.

- Кто этот загадочный странник? - спрашивали они друг друга. Скворец остался очень доволен собой. Когда наступила ночь, и полная луна ярко светила на небе, он заглянул попрощаться к Счастливому Принцу.

- У тебя нет каких нибудь поручений в Египте? - прокричал Скворец. - Я сейчас как раз туда отправляюсь.

- Дорогой Скворец, - сказал Принц, - ты не останешься со мной еще на одну ночь?

- Но меня ждут в Египте, - ответил Скворец. - Завтра мои друзья полетят к Великому Водопаду. Там, среди камышей, в зарослях таятся левиафаны. Там сидит на высоком гранитном троне царь Мемнон. Всю ночь он пристально смотрит на звезды, а когда появляется первый солнечный луч лишь один горький стон вырывается из него, и потом он опять пребывает в безмолвии. В полночь, огромные желтые львы спускаются к реке, чтобы напиться воды. Их глаза светятся в ночи, подобно зеленоватым бериллам, а грозный рык звучит громче грохота водопада.

- Милый мой Скворец, - сказал Принц. - Далеко отсюда я вижу юношу, склонившегося над столом, заполненном бумагами. Он работает на низком чердаке, а рядом с ним, в стакане, стоит букетик засохших фиалок. У него коричневые, вьющиеся волосы и воспаленные обветренные губы. Большие глаза устало смотрят на работу. Ему надо успеть закончить пьесу для Директора Театра, но юноша так замерз, что уже не может писать. В камине давно нет огня, а от голода он уже обессилел.

- Я останусь с тобой еще на одну ночь, - сказал Скворец. У него действительно было доброе сердце. - Мне отнести еще один рубин?

- Увы! У меня больше нет рубинов, - сказал Принц. - Все что осталось - это мои глаза. Они сделаны из редких драгоценных сапфиров, которые привезли из Индии тысячу лет назад. Выклюй один из них, и отнеси юноше. Он продаст его ювелиру, купит себе дров, и окончит пьесу.

- Дорогой Принц, - сказал Скворец, - но я не могу этого сделать, и горько заплакал.

- Маленький, маленький скворчонок, - промолвил Принц, - сделай, как я велю.

Тогда Скворец выклевал один глаз Принца, и полетел на чердак к бедному сочинителю. Попасть внутрь было нетрудно, потому что крыша была насквозь дырявой. Сразу под ней - темная комнатушка. Юноша спал за столом, положив голову на руки, и не слышал шума птичьих крыльев. Когда, очнувшись, он поднял голову - на засохших фиалках лежал великолепный сапфир.

- Меня начинают понимать! - вскричал он. - Кто-то прочел мою книгу. Сейчас, сейчас я закончу эту пьесу!

Теперь у него был вид самого счастливого человека на земле.

На следующий день Скворец полетел в гавань. Он сидел на мачте огромного парусника, и смотрел, как моряки вытягивали на канатах большие ящики из трюма.

- Взя-ли! Раз-Два! - кричали они, поднимая очередной ящик.

- Я лечу в Египет! - закричал Скворец, но никому не было до него никакого дела.

Когда взошла луна, он залетел к Счастливому Принцу.

- Я хочу попрощаться с тобой, - прокричал он.

- Добрый Скворец, - сказал Принц, - ты не останешься со мной еще на одну ночь?

- Уже зима, - ответил Скворец, - и скоро сюда придет холодный Снег. А в Египте солнце греет верхушки пальм, крокодилы нежатся в теплой тине, и лениво посматривают на все вокруг. Мои друзья строят гнездо в Баальбеке, а белые и розовые голуби воркуют, наблюдая за ними. Дорогой Принц, я должен улетать, но я никогда не забуду тебя. Следующей весной я принесу тебе два прекрасных драгоценных камня, вместо тех, которые ты отдал. Рубин будет алее красных роз, а сапфир голубее Великого Моря.

- Там внизу, на площади, - сказал Счастливый Принц, - стоит маленькая девочка, которая продает спички. Она уронила спички в канаву, и теперь они все промокли. Отец будет бить ее, если она не принесет денег, поэтому она плачет. У нее нет ни ботинок, ни чулок, и ветер продувает ее насквозь. Возьми мой второй глаз и отнеси ей, тогда отец не накажет ее.

- Я останусь с тобой еще на одну ночь, - сказал Скворец, - но я не могу взять твой второй глаз. Ты тогда станешь слепым!

- Милый мой Скворец! - сказал Принц. - сделай, как я велю тебе.

Скворец выклевал второй глаз Принца, и ринулся вниз. Он промелькнул мимо девочки, а когда она опомнилась, в ее ладони сверкал сапфир.

- Какая стекляшечка! - обрадовано сказала она, и весело побежала домой.

Скворец вернулся к Принцу и сказал:

- Ты теперь совсем слеп, и я останусь с тобой навсегда».

- Нет, маленький мой Скворец, - сказал несчастный принц, - тебе пора лететь в Египет.

- Я останусь с тобой навсегда, - повторил Скворец, и заснул в ногах у Принца.

Уже рано утром он сидел на плече у Принца и рассказывал ему все, что он видел за морем. Он рассказал про красных ибисов, которые стоят вдоль берегов Нила, и ловят своими клювами золотых рыбок; про Сфинкса, который стар как мир, живет один в страшной пустыне, и знает все что происходит на земле; про торговцев, чинно путешествующих на спинах своих верблюдов с янтарными четками в руках; про черного, как смола, Царя Лунных Гор, который поклоняется Сияющему Кристаллу; про огромного зеленого змея, который живет на пальме, а двадцать жрецов кормят его сладкими лепешками; про карликов, которые переплывают озера на листьях гигантских деревьев, и вечно воюют с бабочками.

- Добрый мой Скворец, - сказал Принц. - Ты рассказал мне много удивительного, но что может быть удивительнее человеческого горя. Нет Тайны столь великой, как Страданье. Облети, маленький Скворец, мой город, и расскажи, что ты увидишь.

И Скворец полетел над городом, и увидел богатых, веселящихся во все дни светло, и нищих сидящих у ворот их. Он полетел по темным переулкам, и увидел изможденные лица голодных детей, устало смотревших на пустынные, черные улицы. Под аркой моста, обнявшись, чтобы хоть немного согреться, лежали два мальчика.

- Есть хочется, - еле слышно шептали они.

- Здесь лежать не положено! - прокричал им Смотритель Порядка, и они побрели куда-то под проливным дождем.

Скворец вернулся, и рассказал Принцу все, что увидел.

- Я весь покрыт чистым золотом, - отвечал Принц. - Сними его, и раздай моим беднякам; люди уверены, что золото может сделать их счастливыми.

Листочек за листочком Скворец снимал золото, пока Счастливый Принц не стал совсем серым и печальным. Листочек за листочком он разносил золото бедным, и на лицах детей появился румянец.

- У нас есть хлеб, - радостно кричали они, играя друг с другом и весело толкаясь. Потом пришел Снег, а за ним и Мороз. Улицы стали такими светлыми и блистающими, словно они были сделаны из стекла. Хрустальными кинжалами свисали с крыш длинные сосульки. Жители завернулись в шубы, а дети, свисали с крыш. Жители завернулись в шубы, а дети, надев теплые шапочки, помчались на каток.

Маленький Скворец все больше и больше замерзал. Когда булочник не видел его, он подбирал крошки перед дверью кондитерской. Бедняжка пытался согреться, хлопая крыльями. Наконец он понял, что умирает. Собрав свои силы, он последний раз взлетел на плечо Счастливого Принца.

- Прощайте, дорогой Принц! - выговорил он. - Разрешите мне поцеловать Вашу руку.

- Маленький Скворец, я рад, что ты наконец-то побываешь в Египте, - сказал Принц. - Ты слишком долго здесь задержался. Но тебе надо поцеловать меня в губы, ведь я люблю тебя.

- Но я отправляюсь не в Египет, - сказал Скворец. - Я отправляюсь в Замок Смерти. Смерть - сестра Сна, правда?

Он поцеловал Счастливого Принца в губы, и упал на его туфли.

В этот момент, странный треск прозвучал внутри памятника, будто что-то разбилось. Это оловянное сердце раскололось надвое.

Был жуткий мороз.

Следующим утром, Городской Глава проходил по площади, окруженный своими Советниками. Подойдя к колонне он поднял голову вверх.

- Бог ты мой! - воскликнул он. Наш Принц-то совсем поистрепался!

- Действительно, - сказали Советники, которые всегда соглашались с Главой, и тоже посмотрели наверх.

- Рубин выпал, глаз больше нет, и позолота облезла, - сказал Глава. - Ничуть не лучше нищего!

- Ничуть не лучше нищего, - повторили Советники.

- И какая-то мертвая птица у него в ногах! - продолжал Глава. - Нам надо издать Указ, что птицам КАТЕГОРИЧЕСКИ запрещается умирать здесь.

И Секретарь сделал пометку в своей записной книжке. Памятник Счастливому Принцу убрали.

- Раз он более не прекрасен, то он более и не нужен. - сказал Профессор Искусств в Университете.

Затем памятник расплавили в печи, и Городской Совет стал решать, что делать с металлом.

- Конечно же, - сказал Глава, - надо сделать новый памятник. - И на этот раз мне.

- И на этот раз мне, - повторили Советники, и сразу переругались друг с другом. Так они бранятся до сих пор.

- Что такое? - спросил сам себя Смотритель Печи. - Это разбитое оловянное сердечко не расплавилось! Ну и шут с ним!

И он швырнул его на грязную свалку, где уже лежал мертвый Скворец.

И сказал Господь Ангелу Своему:

- Спустись в этот город, и принеси Мне самое драгоценное, что найдешь там.

Пошел Ангел по слову Господню, взял с мусорной кучи оловянное сердечко и мертвую птицу, и принес их пред лицо Божие.

- Ты правильно выбрал, - сказал Господь. - Голос Маленького Скворца не умолкнет в саду Моем, а Счастливый Принц восславит Меня в Небесном Городе Любви, и радости этой никто не отнимет у них.

Сказки Оскар Уайльд


Категории: Уайльдовские сказки
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 13 января 2014 г.
Урааа!!!))))) Айеи 11:55:53
Тадааам :-D­
Теперь в этом мире существуют сразу ДВЕ ВЕЩИ, к которым мы обе прикасались, хоть мы никогда и не виделись, но это же РЕАЛЬНЫЙ контакт B-)­
Эта чёрно-золотая обложка, самая красивая на свете, ааах, я ­тебя обожаю!, благодарююю-ууу :-*­

­­
комментировать 15 комментариев
среда, 25 декабря 2013 г.
"Великан-эгоист", О. Уайльд Айеи 23:03:52
Дети каждый день, возвращаясь из школы, заходили в сад Великана поиграть.

То был большой красивый сад, где зеленела мягкая трава. Над травой там и здесь поднимались прекрасные цветы, подобные звездам, и двенадцать персиковых деревьев было в этом саду; по весне они распускались нежными, розовато-жемчужными­ цветами, а к осени приносили богатые плоды. На ветвях деревьев сидели птицы и пели так сладкозвучно, что дети бросали игры и прислушивались к их голосам.

Подробнее…- Как нам здесь хорошо! - кричали они друг другу.

Однажды Великан возвратился домой. Он ездил навестить своего товарища, корнуэльского людоеда, и семь лет прогостил у него. За семь лет они рассказал ему все, что только мог сказать, ибо многоречивым он не был, и решил возвратиться в свой замок. Приехав домой, он увидел детей, которые играли в саду.

- Что вы здесь делаете? - крикнул он грозным голосом, и дети разбежались. - Мой собственный сад есть мой собственный сад,- сказал себе Великан: - это всякому должно быть понятно, и я не позволю никому; кроме себя самого, играть в моем собственном саду.

И он обнес его высокой оградой и вывесил надпись:

Вход строго воспрещается..

Этот Великан был такой эгоист.

Бедным детям с тех пор негде было играть. Попытались они играть на дороге, но там было слишком пыльно и много жестких каменьев, и им это пришлось не по душе. Теперь они после уроков бродили вкруг высокой ограды и говорили о том, как было красиво в саду.

- Как мы были счастливы там! - повторяли они друг другу.

Пришла весна, и на всей земле появились малые цветики и малые пташки. Только в саду у Великана-Эгоиста все еще продолжалась зима. Птицам не хотелось там петь, потому что там не было детей, а деревья позабыли расцвести. Какой-то прекрасный цветок поднял было над травою головку, но, увидав эту надпись, так огорчился за детей, что снова спрятался в землю и погрузился в сон.

Радовались только Снег да Мороз.

- Весна забыла про этот сад, - кричали они: - мы будем здесь обитать круглый год!

Снег покрыл траву своим белым широким плащом, а Мороз посеребрил все деревья. Потом они пригласили к себе в гости Северный Ветер, и он явился, закутанный в меха, и целыми днями выл и ревел в саду и срывал на крыше колпачки у труб.

- Какое восхитительное место, - сказал он: - нам надо позвать к себе в гости и Град!

И вот появился Град. Каждый день он часа по три барабанил по кровле замка, так что перебил почти всю черепицу, а потом все быстрее и быстрее носился, кружился по саду, насколько хватало сил. Он был одет в серое, и его дыхание было как лед.

- Я не могу понять, почему так запоздала весна, - говорил Великан-Эгоист, сидя у окошка и оглядывая свой белый холодный сад. - Надеюсь, что погода переменится.

Но весна таки не пришла, не пришло и лето. Осень подарила каждому саду свои золотые плоды, но этому саду Великана она не дала ничего.

- Великан слишком большой эгоист, - сказала она. Так что в этом саду все время продолжалась зима, и Северный Ветер, и Град, и Мороз, и Снег плясали между деревьев.

Как-то утром Великан лежал у себя в постели и вдруг услышал какую-то прелестную музыку. Она звучала так сладостно, что он подумал, не идут ли мимо замка королевские музыканты. Это была птичка-коноплянка, она запала у него под окном, но так давно он не слышал певчих птиц в своем саду, что это показалось ему прекраснейшей музыкой в мире. Вскоре Град перестал плясать над головой у него, и Скверный Ветер прекратил свой рев, и сладкое благоухание донеслось к нему в открытое окно.

- Наконец-то, кажется, пришла весна, - сказал Великан; и, вскочив с постели, он выглянул в сад.

Чти же он увидал?

Он увидал поразительное зрелище. Через небольшое отверстие в стене дети пробрались в сад и сидели на ветвях деревьев. На каждом дереве был маленький ребенок. И деревья так радовались возвращению детей, что тотчас же покрылись цветами, и нежно качались их ветви над головами малюток. Всюду порхали птицы и восторженно щебетали, и цветы выглядывали из зеленой травы и смеялись. Это была прелестная картина; только в одном углу по-прежнему царила зима. Это было в самом отдаленном углу сада, и там стоял маленький мальчик. Он был так мал, что не мог достать до ветвей и только ходил кругом дерева, горько плача. Бедное дерево все еще было покрыто инеем и снегом, и Северный Ветер бушевал и ревел над ним.

- Взбирайся же, маленький мальчик! - так говорило дерево и как можно ниже пригибало к нему свои ветки; но мальчик был совсем еще крошка.

И сердце Великана смягчилось, когда он увидел это.

- Какой я был эгоист! - сказал Великан. - Теперь-то я понимаю, почему весна не приходила сюда. Я подсажу на дерево этого беднягу-малыша, а потом разрушу эту ограду, и дети у меня в саду будут веселиться всегда.

Он действительно весьма сокрушался о томе, что сделал.

И вот он осторожно спустился по лестнице, тихонько приоткрыл входную дверь и вышел в сад. Но дети, завидев его, так оробели, что все разбежались, и снова в саду наступила зима. Не убежал только маленький мальчик, потому что его глаза были наполнены слезами, и он не заметил Великана. И Великан подкрался к нему сзади, нежно поднял его рукой и посадил его на дерево. И дерево сразу покрылось цветами; и птицы слетелись к нему и начали петь свои песни. И маленький мальчик протянул ручонки, и обнял Великана за шею, и поцеловал его. И остальные дети, увидев, что Великан уже больше не злой, прибежали назад, а сними пришла и весна.

- Теперь это ваш сад, мои милые детки, - сказал Великан, и, взяв огромный топор, он разрушил ограду.

В полдень люди шли на базар и застали Великана, игравшего с детьми в таком красивом саду, какого они никогда и не видывали.

Они играли весь день, а вечером пришли к Великану проститься.

- Но где же ваш маленький товарищ? - спросил Великан: - мальчик, которого я посадил на дерево?

Он полюбил его больше всех, потому что тот поцеловал его.

- Не знаем, - ответили дети: - он куда-то ушел.

- Скажите ему, чтоб он непременно пришел сюда завтра, - сказал Великан.

Но дети говорили, что не знают, где он живет, и что они раньше никогда его не видали; и Великан опечалился.

Каждый день, после школы, дети приходили играть с Великаном. Но ни разу не явился маленький мальчик, которого Великан полюбил. Со всеми детьми Великан был ласков, но он тосковал по своему первому маленькому другу и часто о нем говорил.

- Как хотел бы я увидеть его! - говорил Великан не раз.

Миновали годы, сильно состарился и ослабел Великан. Он уже не мог играть, а только сидел в огромном кресле, и смотрел на забавы детей, и восхищался своим садом.

- У меня много красивых цветов, - говорил он: - но самые красивые цветы - это дети.

В одно зимнее утро он, одеваясь, выглянул в окно. Теперь он уже перестал ненавидеть зиму, потому что знал, что в эту пору весна только дремлет, а цветы отдыхают.

Внезапно он начал с удивлением протирать себе глаза и все смотрел и смотрел. И действительно он увидел чудесное зрелище. В самом далеком углу сада стояло дерево, сплошь покрытое прекрасными белыми цветами. Ветви его были золотые, и на них повисли серебряные плоды, и под деревом стоял маленький мальчик, тот самый, которого он полюбил.

В великой радости Великан сбежал вниз и бросился в сад. Прямо по траве побежал он к ребенку. И когда подбежал совсем близко, лицо его побагровело от гнева, и он сказал:

- Кто осмелился ранить тебя?

Ибо на ладонях у ребенка были раны от двух гвоздей, и раны от двух гвоздей были на ногах у него.

- Кто осмелился ранить тебя? - закричал Великан опять. - Скажи мне, и я возьму мою шпагу, пойду и убью его.

- О, нет! - отвечал ребенок. - Ведь это раны Любви.

- Кто же ты такой? - сказал Великан, и странный ужас напал на него, и он опустился на колени перед этим маленьким ребенком.

И ребенок улыбнулся Великану и сказал ему:

- Однажды ты позволил мне поиграть у тебя в саду; сегодня ты пойдешь со мною в мой саде, а мой сад - это Рай.

И когда дети после школы прибежали в сад, они увидели, что Великан лежит мертвый под деревом, а дерево сплошь зацвело белым цветом.


Категории: Уайльдовские сказки
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 9 декабря 2013 г.
Все жёлуди здесь твои, Анна Айеи 19:21:30
­­

- Братик, что ты делаешь? Братик?
- В какой руке?
- Ммм... в этой!
- Верно. Анна, он твой.
- Ура, жёлудь!
- Ну, давай снова. В какой руке?
- Ммм... в этой!
- Снова верно. Анна, он твой.
- Здорово!.. Братик, покажи обе руки... Чтооо? Так я угадала бы в любом случае!
- Верно. Потому что все жёлуди здесь твои, Анна.

­­